Тропою тайной - в никуда
 
Неизвестное об известном
 
 

Тропою тайной - в никуда

 
 
Фото с сайта soviet-finland.livejournal.com
Фото с сайта soviet-finland.livejournal.com

(Окончание. Начало в № 141, 142, 143.)


4. Десант на свою территорию

Есть документы, подтверждающие, что хитрый ход Лапландского отделения финского Генерального штаба чекисты Мурманского Управления НКВД разгадали. «25.02.43 (лист 62) -18.10 в районе Лапландия выброшен парашютный десант 50 человек» (вероятно, это разведотдел Северного флота, у пограничников и УНКВД парашютистов не было), - из журнала боевых действий штаба ВВС СФ.

Конечно, отправлять подкрепление по железной дороге на станцию Лапландия было рискованно, оно могло не успеть.

«26.02.1943 г. Подполковник Ковалев сообщил, что лыжня диверсионной группы обнаружена в 18 км к западу от ст. Лапландия. Им дано приказание взводу пограничников выйти из Падуна (пос. Верхнетуломский) в направлении обнаруженной диверсионной группы (озеро Оленье) и разгромить ее.

Подполковник Рейфшнейдер сказал, что авиаразведка подтверждает данные Ковалева. Я дал указание подполковнику Ковалеву передвинуть один взвод пограничников в район Пулозера, подполковнику Иванову выслать три пулеметные площадки на станции Оленья, Лапландия и Пулозеро. Общее руководство операцией возложил на подполковника Ковалева», - из дневника Максима Старостина

Отряд «дальних патрулей» поворачивает к железнодорожной станции Оленья в район озера Красная Ламбина: «...Были и настоящие боевые операции: зимой 1943-го года отряд финских лыжников, перейдя границу, подходил близко к Мончегорску в районе Волчьих озер - озера Красная Ламбина. Это всего двадцать с лишним километров. Поднятый по тревоге батальон занял позиции в районе 29-го км. Двое суток в сильный мороз бойцы ждали противника. Покинули окопы, только получив приказ, что враг повернул назад…», - из воспоминаний бойца Мончегорского отдельного истребительного батальона Б. И. Федотова.

27 февраля «дальние патрули» находились недалеко от железнодорожной станции Оленья: хорошо спрятались и ждали, когда самолетом доставят продовольствие и газ для плит: «Подполковник Г. А. Рейфшнейдер доложил, что дальнейшие поиски диверсионной группы к положительным результатам не привели. Видимо, заметив слежку, группа ушла обратно к себе.

Сказал Рейфшнейдеру, чтобы продолжали следить и при улучшении погоды послали самолет.

Подполковник Ковалев сообщил: посланные из Падуна (Верхнетуломского) пограничники идут хорошо, но пока диверсионную группу противника не обнаружили», - из дневника Максима Старостина.

Далее читаем: «Подполковник Ковалев сообщил, что западнее станции Оленья 5 фашистских самолетов сбросили на парашютах груз. Две группы наших пограничников вышли к этому месту. Я приказал поднять с Мончегорска самолеты и огнем поддержать наших пограничников», - из дневника Старостина.

Сегодня есть возможность по финским архивным документам посмотреть, как финское и немецкое руководство пыталось выправить ситуацию после того, как появились первые признаки провала их плана по блокированию Кировской железной дороги.

«Командир финского пограничного отряда Er. Os. P. подполковник Антти Пеннанен 23 февраля 1943 года в 11 часов 15 минут из лагеря Атслем срочно уезжает в лагерь Кенкяя», - из финского архива.

Кенкяя - лагерь финского пограничного отряда Er. Os. P. На автодороге Кола - Лотта, 147-й километр.

У командира отряда подполковника Антти Пеннанена было два основных рабочих места - Кенкяя и Атслем. В Кенкяя находился радиоцентр, который обеспечивал связь со всеми пограничными заставами, разведгруппами и штабом 19-го немецкого горнострелкового корпуса. Срочный вызов подполковника Антти Пеннанена означал, что возникла неплановая ситуация: «…24 февраля 1943 года в 11 часов в базовый лагерь Атслем приезжает полковник Ойва Вилламо с сопровождающими офицерами ... Ойва Вилламо в 15 часов 15 минут уезжает в Кенкяя на встречу с командующим немецкими частями в финской Лапландии генерал-полковником Эдуардом Дитлем».

Полковник Ойва Вилламо - представитель командующего финскими вооруженными силами в 20-й немецкой армии, базирующейся в Лапландии. Сбор таких высоких военных чинов, скорее всего, означает, что немецкое и финское командование обсуждало, как помочь отряду «Osasto Paatsalo».

«...25 февраля 1943 года в 14 часов 30 минут генерал-полковник Э. Дитль и все высокое начальство, которое до этого находилось в Кенкяя, приехали в лагерь финских патрулей Атслем. Краткий визит закончился в 17 часов 15 минут, и все уехали обратно в Кенкяя…», - сообщает финский архив.

«…26 февраля 1943 года в 9 часов 50 минут командир финского пограничного отряда Er. Os. Petsamo подполковник Антти Пеннанен вернулся обратно в базовый лагерь Атслем и объявил о начале лыжных соревнований, которые продлились до 28 февраля 1943 года ...», - из финского архива.

Пограничный отряд Er. Os. Petsamo приведен в готовность для возможного дальнего лыжного похода на помощь «Osasto Paatsalo».

28 февраля «дальние патрули» забрали сброшенные на парашютах контейнеры с продуктами, газ для плит и ушли от преследования. В этот же день стало понятно, что помощь им не понадобится. Однако финны повернули домой, все пути подхода к Мурманской железной дороге были для них отрезаны:

«1.03.1943 г. Подполковник Ковалев доложил, что сегодня обнаружены два фашистских летчика со сбитого самолета. Один из них оказал сопротивление и был убит, а второй взят в плен и доставляется на Пулозеро. Пограничники обнаружили в координатах 6866, что лыжня диверсионной группы пошла обратно - на Запад. Я дал указание - преследовать противника, а летчика допросить с пристрастием...», - пишет Старостин.

Командир сводного партизанского отряда Смирнов получает радиограмму: «Организовать засаду на лыжне, ликвидировать группу финнов при ее возвращении».

Партизаны сделали засаду точно на лыжне противника. Восточнее озера Явр. Кроме того, партизаны проложили контрольную лыжню внутри засады, от озера до реки Кацким. Это давало возможность контролировать территорию протяженностью почти 10 километров. На высоте установили НП - наблюдательный пункт, с которого весь световой день с помощью бинокля велось наблюдение за долиной реки.

Наконец радостная весточка: «Группа обнаружена. Ее возвращение предполагается тем же маршрутом. Возможны отклонения 5-7 км в стороны».

В очередной сеанс связи еще одна радиограмма: «Вам поддержку вышел взвод Николаева. Действуйте совместно».

Однако бой не состоялся, диверсанты проскочили мимо засады, минируя за собой лыжню. Все попытки перехватить финнов наперерез окончились безрезультатно. Совместный отряд из 18 партизан и 15 пограничников преследовал диверсантов всю ночь. Отличная лыжная подготовка и физическая выносливость финнов позволили им уйти: «...Финны шли к цели без лыжни и привалов. Расстояние между финской диверсионной группой и нашим отрядом увеличивалось с каждым часом, стало ясно, что погоня бесполезна», - отмечает Смирнов.

А вот его радиограмма начальству: «Противник прошел стороной засады. Преследование успеха не имело. Жду указаний». И тут же получил две в ответ: «Противник приближается в вашем направлении, преследуемый тремя взводами, приготовьтесь к встрече». «Противник подходит на Яврозеро, выйдет на старую лыжню. Ведите круговую разведку. Соединились ли с Морозовым? В район Яврозеро вышел Семенов».

Смирнов пишет: «Поздненько. Но получение этих радиограмм и днем раньше ничего бы не изменило». Можно согласиться с выводом командира.

Не смогли 2 марта 1943 года полуголодные и замерзшие партизаны (сидели двое суток в засаде на холоде, костров не разводили) выполнить приказ Бетковского уничтожить группы финских спецназовцев, даже среди своих четырех таких же подразделений это было лучшее. Не ошибся и Колычев, когда по лыжне определил, что имеет дело не с простыми финскими пограничниками, но с классными лыжниками.

Смирнов не мог знать, что уходившая от него финская диверсионная группа приняла сильный допинг - немецкий препарат «Перветин». Это лекарство было в аптечках диверсантов на случай непредвиденных обстоятельств. 2 марта 1943 года они его и применили.

Советское командование, скорее всего, не знало, что им придется столкнуться с элитой финской разведки. Ни в одном нашем документе не говорится, что это диверсионный отряд Лапландского отделения финского Генштаба. Даже в разведотделе Карельского фронта об этом подразделении знали немного.

Отряд Паатсало во время похода по нашей территории никому ни разу не попался на глаза, видели только лыжню. Это не потому, что его не было рядом, а потому, что финнам удавалось скрыться незамеченными. Костров диверсанты не разводили, двигались ночью, а днем отдыхали. Уйти без потерь финский отряд смог, но вот задание не выполнил: «...Несмотря на оказанную помощь, разведотряд вернулся обратно, не дойдя до Мурманской дороги. Дозоры сопровождения в этот же период выполняли свои собственные задания и вернулись обратно в разное время - группа лейтенанта Валлениуса через 19 дней и группа фенрика Ауры через 11 дней», - читаем в финском архивном источнике.

Старостин 2 марта 43-го пишет: «Погода - холодно, облачность с большими разрывами. Начальник управления НКВД тов. Ручкин доложил, что диверсионная группа противника отходит за границу, сейчас она находится в 68 км от ст. Лапландия на запад».

Даже сегодня, когда открыты финские военные архивы, документов об отряде Osasto Paatsalo там нет. Есть вероятность, что их в 1944 году руководство Лапландского отделения финского Генерального штаба вывезло в Швецию и уничтожило.

Виктор БОЧАРОВ.
Опубликовано: «Мурманский вестник» от 08.08.2014
141, 142, 143.)"/> 141, 142, 143.)">
 
 
 

Ваше сообщение
Представьтесь, пожалуйста:
Ваш e-mail:
и (или) другой вид связи:
Скрыть контактную информацию
(будет доступно только редакции).

Ваше сообщение:

Введите защитный код:
Правила комментирования
Запрещается:
  • Оскорбление участников дискуссии и иных лиц
  • Употребление нецензурных слов и брани
  • Разжигание межнациональной розни, пропаганда насилия
  • Спам и реклама других сайтов
  • Комментарии не по теме материала
  • Обсуждение действий администрации сайта

Администрация сайта оставляет за собой право удалить комментарий, если он нарушает эти правила.

Самое читаемое
  • за неделю
  • за месяц


Житейские истории
Не мне - значит, никому! Решил влюбленный и убил
Говорят, что пары создаются на небесах. Но вот уж эту пару из Мончегорска - Романа и Алену - явно черт свел: слишком уж разные они были. Он - тридцатилетний айтишник,...
14 лет убийца ждал, что его арестуют. И дождался
Зачем он с ней тогда пошел?! Этот вопрос не давал ему впоследствии покоя целых четырнадцать лет. «Пьяный был, вот и пошел», - отвечал себе упорно. И старался забыть, что было дальше. Но не мог...
Фальшивыми бывают не только деньги
Жителя Рослякова Степана Бугрова дочка-студентка попросила продать ноутбук. Позвонила из Архангельска, где она жила, сообщила, что приобрела продвинутый планшет,...

Loading...
Этот день в истории
  • День работника налоговых органов РФ
  • Всемирный день телевидения
  • другие события
    Вверх
    © «Мурманский вестник» 1991-2014
    Мурманское областное издание

    Правила использования материалов газеты «Мурманский вестник»

    Яндекс.Метрика
    Архив   Реклама   Подписка   Реквизиты   Контакты   Наши авторы   Закупки
    Главная   Политика и власть   Экономика   Агропром   Рыбацкий вопрос   Жилкомхоз   Общество   Здравоохранение   Образование   Культура   Увлечения   Служу Отечеству!   Зверьё моё   Наш край    Земляки    Экология   Спорт   Спрашивали-отвечаем  Мы и закон  Происшествия  Официальная публикация   Новости партнеров